?

Log in

кто это

я совсем забыла, как писать по-русски (какого-то черта все подписи делаю на английском, на нем почему-то легче писать, а иногда и думать), как вообще писать связные тесксты (а когда,собственно, мои тексты тут были связными), десять раз подумала, надо ли вообще что-то писать, и вот, пишу.
мне тут между делом шарахнуло 24 (а когда начинала строчить здесь, было 16, вот ведь дела?), ничего, конечно, не изменилось (с 23, не с 16) и вообще прошло будто бы незаметно. я уже полгода уверяла всех, что мне 24, сбивалась, считала на пальцах и неловко хихикала, когда получалось, что пока еще нет.
я пытаюсь учиться в аспирантуре, параллельно порываюсь бросить все к чертям, и сбежать куда-нибудь, желательно подальше (в Бэггинсе заговорила кровь Туков, вы посмотрите, неужели даже без 13 гномов и волшебника на пороге?) рисую свои картинки - скетч в день это как почистить зубы, все остальное отчаянно скрипит под натиском моего весеннего "спаситепомогите" (кое что не изменилось даже с 16), но пока держится и выливается сомнами хмурых Анжольрасиков и печальных (печально-ухмыляющихся, печально-вызывающих, печально-задумчивых) Грантеров (мсье Гюго, вы сломали мне жизнь), а также окказиональными подарками для друзей и знакомых.
подумать только. окказиональными.
написание и правка шершавых статеек дают о себе знать.
где-то за окном из-за туч выглядывает желтое пыльное майское солнце, на улице сумасшедше пахнет сиренью и прочими цветущими товарищами, от этого по-прежнему хочется некрасиво разрыдаться, сползая на асфальт, я по-прежнему чувствую или ничего или слшком много, так, что ребра трещат и грудная клетка грозит лопнуть, это по-прежнему применимо даже к каким-то маленьким и странным вещам, имеющим свойство раздуваться у меня внутри на манер воздушного шарика.
все идет.
каким-то там чередом.
своим?.. :)

о другом- позже или никогда.
не вешай клюв, рождественский гусь.
ХОККУ ОТ LIVE1000
Kai_Julius

а скоро весна.
насквозь в открытый космос.
все как будто паззл.
        

Составить хокку!

Весна! Хочу влюбиться!


а я вот за старое) по-моему, это прекрасно:))
осенью хорошо слушать танго. не столько в ушах, сколько схема передвижения. шаг- в сторону, шаг,шаг- здесь грязь, там лужа, а впереди дорожные работы, глина,песок. шагаешь по клеточкам. листья у ног все реже золотые и алые, все чаще серые, растерзанные каблуками и подошвами.

зимой хорошо слушать Гленна Миллера. время идет, но что-то остается. и зимний воздух все по прежнему заходит в легкие чем-то большим и обжигающе холодным, и по прежнему сладко и больно от этого, и снег облепляет лицо, чтобы потом неэстетично (а какая, к черту,разница) стекать по нему крупными каплями.

я, как ни странно, все еще где-то здесь, только слишком много рисую, чтобы еще и писать.
потому молчу и все больше плююсь графитом и клочками бумаги, и пальцы перепачканы, и стирательные резинки заканчиваются, не успев распаковаться.

дурацкая привычка вовлекаться во все с головой. сказать кому-нибудь, от чего у меня (до чего дешево звучит) сердце на кусочки разламывается? смех один. один смех.
мне как-то сказали, что я состою из "детских травм". это забавно, но, видимо, так и есть.
это не детская травма, но восемь пуль заняли достойное место рядом со следом оркского клинка.
очень
очень смешно.
опять исчезла, опять не пишу, читаю только. изобрести бы мысле-трансформатор. а то крутится крутится, а пока до дома доберешься- мелочно, не важно. промолчу.

а Маня- университетский преподаватель. звучит как качественная шутка. моя практика продлится до 9го ноября, и на проверку она не так уж страшна. так что теперь я ношусь со стопками бумаг, учебными планами, распечатками и контрольными. которые мне не писать, но проверять, чертыхаясь и не в силах решить, кто же из нас, черт возьми, этакий дуб.
лоскуты свободного времени уходят на беспрерывное чирканье в блокноте, чуть ли не единственное, что я делаю в колебаниях от небрежности, до полной отдачи, до остервенения, упорства и скрежетания зубами. крохотными, незаметными почти шагами крадется и результат.
сосредоточиться не получается, и иногда это страшно. не помнишь, где ты, куда идешь, что говоришь, а что уже говорил. запер ли дверь? ел ли сегодня? какой день недели, куда бежать?о чем снова забыл?
"устала?"- у одной дольки моего ращепления хриплый и все время дразнящий голос, отдающий абсентной горечью.
бубню "не спрашивай", задаваясь вопросом, не пора ли подлечиться. долька хохочет гортанно, услужливо предлагает поток своих мыслей. или это мои? ты ведь- тоже мои мысли? перелистываю их как страницы, бегаю пальцем по одному и тому же лицу, одним и тем же золотым волосам. пастель, акварель, гуашь, масло, чернила-тушь.мрамор.мрамор.мрамор.что же ты делаешь.
все как будто паззл.
шея болит.
такие толстые щеки. на таком тоооненьком стебельке.
хочется ездить смотреть, видеть, запоминать, впитывать,дышать.
пусть.

nothing is impossible, right? means i'll manage to see you again.

Лето мчится куда-то, грохоча колесами как заправский допотопный паровоз. не ухватишь за хвост. поток гостей сменяется коротким ничегонеделанием, окрашенным моим извечным "все или ничего": потоками слез, горой носовых платков и кошмарами. книжку Маня перечитала. божественно. потом вдруг засесть в самолет, умоститься в неудобном кресле, боясь даже надеяться, что получится, и лететь, долго-долго, маясь и изводясь.в самолетах есть что-то вне экзистенции, полусон, полубред, все тяжелее. давление, наверное. хорошо, когда сидишь у окна. но нет. что-то исступленно малюешь в блокноте и не можешь спать. а потом добраться. забавно. идешь по Нью-Йорку и думаешь, что ты слишком нормален для этого города, но достаточно неадекватен для того, чтобы его любить. хотя поди же ты- лицо загруженное? да. на дорогах не шугаешься? нет. и можешь при необходимости четко,внятно и дружелюбно объяснить группке туристов, как добраться до Брайант парка. и как будто не совсем чужак.  а потом ходишь и дергаешься по каким-то чудовищным пустякам и усидеть на месте не можешь, и даже сквозь сумасшедший Бродвей летишь не оборачиваясь, перепрыгивая рыжие ремонтные конусы. старая-добрая привычка приходить очень рано награждается идущим прямо на тебя человеком, увидеть которого вот так, на улице, лохматого и спешащего, не ("не"- что? не-ожидал? не-надеялся?) просто "не":) дальше словарный запас иссякает, и ты стоишь как идиот, еле-еле бормоча что-то после "excuse me, can I steal you for one minute?" и руки трясутся чудовищно и слова не идут, и черт возьми, Маня, тебе уже 10 лет не 12, о чем ты вообще думаешь, садовая твоя голова. (про то, что можно было сказать, думаешь на следующий день, прикладываясь лбом к стене и сдавленно ворча, потому что головные фейерверки еще не улеглись, но уже пахнут дымом "боже, какой же я болван"). так или иначе, твой маленький кусочек грунтованного картона получает поток восхищений, а ты свои три(целых три!)теплейших обнимания и вожделенную фотографию (Маня, Маня, ну что ты, остался ли у тебя хоть один экран, куда ты ее еще не поставила, великовозрастная балда). а потом опять гора платков и заложенные уши, и в горле колотится сумасшедшей птицей явно не тот орган, который мог бы там находиться. и видимо все плохо, все очень и очень плохо, потому что соседка по ряду неожиданно сгребает тебя в охапку после твоего неуверенного "I don't even want to see my face, is it awful?" а потом очередь, и человек, проходя мимо, на секунду направляет на тебя исходящую от него теплоту, и ты летишь-летишь-летишь, сквозь асфальт, бетон, все почвенные породы, земную кору, мантию, что там еще есть, до самого ядра, и вылетаешь, протаранив землю насквозь, в открытый космос. что это было? и было ли? Бог его знает. этого чудовищно много и чертовски мало, и спасибо за это. просто спасибо.                                                                          

уже перевалило за половину июля, у нас снова гости, я весь день бегаю по квартире наперегонки, собираю паззлы, работаю страховкой в прыжках со стула на пуф, а оттуда на кровать, озвучиваю на разные голоса собаку-спасателя, дракона-начальника пляжа, назойливую утку-медсестру и кучу других фантасмагорических персонажей.
снова думаю, что пора перестать теряться и снова теряюсь и не пишу.
если повезет, буду чаще.
спросили, что на душе?
не знаю, не заглядывала.
к лучшему.
сижу с увесистой книгой- приспичило перечитать. вырываю крохотные кусочки дня, пока дитя в ванной, или спит, ухватываю строчки, возвращаюсь в старый грязный и нищий Париж, штопаю флаг, собираясь на баррикады.
и славно.
остальное-надеюсь-потом.
прошел почти месяц.
я все еще сворачиваю не туда, дойдя до поворота, все еще говорю "дом", "домой". комично.
до неприличия разросшаяся и прочная корневая система.

а на дворе июнь. лето.
ворочается внутри ощущение будущей инакости. разберемся? разберемся.
позже об этом, а лучше никогда.
то, о чем я хотела сказать, выкатывается из головы упругим скользким шариком, когда я пытаюсь его выловить.
теряю.

когда я наконец перестану видеть тебя в каждом черноволосом прохожем, не похожем даже, ладно, если мало-мальски навевающем, наступит.. что? принятие? вроде наступило. спокойность? господь знает, что наступит.
просто пусть все и впредь будет хорошо.
всегда.

а все уже?
жива, птица, вот и будет с тебя.
Рождественский гусь, рождественский гусь...

May. 31st, 2014

Пока я играла в молчанку, собрал свои вещи и ушел весельчак Апрель, припорошив напоследок перепугавшийся город неожиданным снегом, и собрался уже в дорогу Май,подводя итог весне.
убегает она, убегают мысли, роившиеся в голове все это время. не догнать- не распутать.
вот и молчу.
море мое перекатывается в глубине почти неслышно. хочется кричать туда, срывая голос, чтобы прилетели чайки, хлестали по щекам резко пахнущей холодной рыбой. чтобы смотрела. и слышала.
ничего нет
почти ничего
вата в ушах, внутри вата.
а весна уходит.
завтра лето.
вот и посмотрим.
не вешать клюв, рождественский гусь
лет прошло - считать только.
а я дрожу.
опять

Апрель как всегда начался с розыгрыша: запорошил город наш снегом, покрыл корочкой льда серую слякоть.
Сегодня на улице промозгло и сыро, а по утрам нельзя больше спрятаться в спасительной темноте. Идешь, разоблаченный и маленький, и деревья-стражи больше не охраняют, стоят, нелепые и печальные, с обрезанными ветками. Ждут тепла, чтобы пустить побеги.
Мой черновик лежит в цифровом хранилище компьютера недописанным уже месяц. Информация устарела, облетела календарными листочками.
Каждый раз думаю, что надо записывать, создавать себе омут памяти. Только бы не потонуть совсем.
Жалею, что не писала об осени. Помню. И то ладно, спасибо.
Спасибо.
Остальное- поживем-увидим.
Встряхнуть влажными от апрельского дождя перьями, рождественский гусь, и за дело.
За дело.

Tags:

Latest Month

May 2016
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com